Что Джереми Кларксон написал к своему 62 дню рождения. Горькая таблетка правды о страхе смерти и старении

+30
12 388
3
Мы привыкли, что статьи Джереми Кларксона в основном искрятся юмором и вызывают улыбку и смех, и даже не самую приятную правду он разбавляет юмором и сарказмом. Его последнюю статью, которую он написал к своему дню рождения для The Times, можно назвать настоящим апофеозом, шедевром, очень сильным и пронзительным откровением, где он выложился по максимуму, рассуждая о важных и серьезных темах. О своей жизни, о старении о страхе перед смертью.

Джереми уже пережил многих своих ближайших друзей и родственников, и теперь он много вспоминает о прошлом и с опаской смотрит в будущее, на которое не особо надеется.



Совсем не радостно, но он начинает статью с того, что делится опасениями через несколько лет лежать, умирающим от тяжелой болезни «воя и рыдая, забившись в угол» — словом, вести себя совсем не так, как многие другие в их последние минуты.
Кларксон провожал в последний путь некоторых своих близких, друзей и был поражен тому, насколько те были спокойны перед лицом неизбежного.

Ведущий признается, что много думал о смерти. Углубляясь в тему он отмечает, что в старые времена, годам к 33, человек просто однажды просыпался, понимал, что у него отказала какая-то очень важная часть организма и он умирал. Конец.

Теперь же есть тюрьма, под названием «Медицина», которая продлевает твою агонию.

А какой смысл просто жить, если живешь ты неправильно? В старости ты уже много не сделаешь. Тут Джереми рассуждает о том, как следует проживать свои последние годы.

Удивительно, но по его словам, путешествия и создание новых воспоминаний — бессмысленное занятие.


Джереми Кларксон с детьми на отдыхе
Ведь если вы умрете, то какая разница, вы ведь все равно ничего из этого с собой в могилу не заберете, не сохраните.
Чтение книг и новые знания тоже не имеют смысла, ведь в старости у вашего мозга не будет достаточно скорости обработки информации, чтобы применять их вовремя.

Вы будете на пенсии. У вас не останется ни коллег, ни сослуживцев, и вы будете знать, что ваши внуки зашли вчера на чай только после двух часов уговоров родителей и подкупа.

Они не хотят проводить время с вами, потому что вы — чужой. Вы монстр. Вы жили в мире, полном расизма, дизеля и мяса и ничего с этим не делали. А потом приходят они, говорят про Грету Тюнберг, вы закатываете глаза, начинается ссора, а потом вас ждут шесть месяцев тоски и раскаяния, прежде чем вы снова увидитесь.


Джереми признает, что даже все его путешествия для Top Gear не делают его интересным для собственных детей.
Весь опыт, все удивительные события, которые с ним происходили меркнут, не имеют ценности для нынешнего поколения.



Я путешествовал больше, кто-либо другой, встретил множество интересных людей. Я доехал до Северного Полюса, но кто станет тебя слушать, если ты не можешь оформить пост для Instagram без посторонней помощи, если не знаешь названия песен какого-то там Stormzy?

Его огорчает, что молодое поколение не интересуется его историями.

Потом ведущий объясняет, что с возрастом и ценности меняются. Раньше, например, он презирал пешую ходьбу, а теперь обожает гулять и созерцать пейзажи вокруг.



Намекает он о на горькую правду жизни, говоря:
Время вечеринок — молодость. Когда ты старый, то и твои друзья старые, поэтому нет смысла планировать что-то, потому что в конечном итоге придется все отменить, чтобы сходить на похороны друг друга.

Да и дружить в старости становится труднее. Слишком много горечи. Слишком много зависти.


Ведущий рассказывает, что очень надеется, что еще успеет пожить в своем новом доме, строительство которого заняло гораздо больше времени, чем он планировал.

И под конец, Кларксон задается вопросом: «почему же для нас оказывается так важна всякая ерунда?»

Когда мы знаем, что приближается конец, всякая надежда сменяется отчаянием и почему-то это приносит облегчение. Может поэтому люди на смертном одре так спокойны. А может, это все опиаты. Мы не знаем наверняка.




Глядя на то, как этот парень становится все более  эмоциональным и пугливым, мы осознаем, что наши герои детства не молодеют.
Это факт, который часто скрывается за  шутками, рвением работать и  «гениальностью» Джереми Кларксона.

Но благодаря его поучительной статье, его откровениям, мы можем прочесть между строк, увидеть важное послание, которое он хотел передать нам. Увидеть ценный совет, который он хотел дать нам.

Статья также доказывает, что даже в старости Джереми использует свой жизненный опыт, чтобы продолжать учить нас тому, как следует жить, как делал это последние три десятилетия.


2022-04-12

Комментарии:
  1. glitch pope
    27 апреля 2022 17:43
    Хотелось бы увидеть полную версию статьи, на The Times без подписки никак.

    А вообще, это так странно. Я бы с удовольствием послушал бы его истории, а мне и 30 нет. Однако я согласен со всем, что он сказал. Грустно видеть, как он стареет
    +5
    1. udzhen
      11 мая 2022 13:08
      Здравствуйте,есть книга на русском, Мир по Кларксону,почитайте не пожалеете.
      +1
  2. Sharan
    13 апреля 2022 19:52
    Когда машина износилась и её пора отправить в утиль надежда как-то сохранить её сменяется отчаянием, избавление от барохла почему-то приносит облегчение . . . смерти нет, мы меняем "маши" Джереми меняет их изящней кого либо. И вообще он Крутой Перец
    +2
Добавить комментарий